Главная Архив 2013 Март 2013 Будущее Дальнего Востока: как из двух зол выбрать третье?
Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Пятница, 22 Март 2013 00:00
Оцените материал
(14 голосов)
Но Дальний Восток при этом крайне важен как в силу ресурсного потенциала, так и с геополитической точки зрения.  Поэтому Москва все же осознала, что может просто потерять эти территории – сначала экономически, а потом и в полном смысле, поскольку здесь понемногу начали набирать силу сепаратистские настроения, усилению которых поспособствовало повышение пошлин на ввоз подержанных машин с «правым рулем» - этот бизнес кормил очень многих.  Результатом стал рост числа сторонников возрождения существовавшей в 20-е годы прошлого века Дальневосточной республики, появление идей о признании новых национальностей типа «сибиряк» и «дальневосточник» и т.п.  Одновременно развивались процессы усиления экономического влияния Китая в приграничных с КНР районах, продвигалась идея создания Корейского интеграционного сообщества (РК – КНДР – Яньбянь-Корейский автономный округ китайской провинции Цзилинь – Хасанский район Приморского края РФ), а Япония начала обработку населения Южных Курил в плане выгодности для них войти в состав Страны восходящего солнца по сравнению с нищенским существованием в составе России.

Осознав нерадостную перспективу утраты контроля над громадной территорией, богатой различными валютоемкими ресурсами, власти озадачились поиском путей решения проблемы.  Сначала работа велась, по сути, бессистемно – «Программа развития Восточной Сибири и Дальнего Востока» реализовывалась крайне неэффективно и была ориентирована, в основном, на реализацию предложенных Китаем проектов (которые, разумеется, были выгодны именно КНР). Потом пошли уже более взвешенные действия – прокладка газопровода в Приморье и проведение во Владивостоке в 2012 году Саммита АТЭС.  Россия показала, что намерена играть весомую роль в АТР и готова вкладывать средства в развитие Дальнего Востока.  Но четкой программы как не было, так и нет. 

Главная проблема, как оказалось, заключается в том, что до сих пор не сформулировано основное – кто и как будет развивать Дальний Восток.  Стоит вспомнить, что еще в начале 2012 года тогдашний глава МЧС Сергей Шойгу предложил Владимиру Путину, еще занимавшему пост премьер-министра, создать Госкорпорацию развития Сибири и Дальнего Востока.  Это предложение было раскритиковано многими ведомствами (особенно, Министерством финансов), в результате чего была создана не госкорпорация, а отдельное ведомство - Министерство по развитию Дальнего Востока.  Глава нового министерства Виктор Ишаев сразу попытался максимально расширить его полномочия, отобрав функции представительств ряда региональных министерств и ведомств (Соссельхознадзор, Росрыболовство и т.п.), что могло сделать Минвостокразвития своеобразным «государством в государстве».  Затея не удалась, а создание министерства так и не принесло результатов, в связи с чем в ноябре 2012 года на заседании президиума Госсовета президент Владимир Путин поручил правительству вновь проработать вопрос о мерах по развитию региона. 

Свою значимую лепту внес в это дело Совет Федерации, который направил свои предложения первому вице-премьеру Игорю Шувалову.  Что же предложили сенаторы?  Суть их предложений сводится к тому, что на Дальнем Востоке необходимо создать льготные условия для развития бизнеса, что будет способствовать созданию новых рабочих мест и привлечению инвесторов.  Дабы дать читателям возможность оценить эти предложения, к каждому из них добавлена субъективная оценка автора, основанная на анализе разных экспертных мнений, но, разумеется, не претендующая на «истину в последней инстанции».

Так, сенаторы предложили освободить все предприятия обрабатывающего сектора (за исключением производства алкогольной и табачной продукции) от оплаты федеральной части налога на прибыль, а также вообще отменить для них таможенные пошлины на экспорт и НДС. - Это, собственно, весьма здравое предложение, если удастся установить данную льготу для тех, кто занимается экспортом продукции глубокой, а не первичной переработки.

Точно так же было предложено отменить НДС для компаний, занимающихся пассажирскими перевозками на местных и региональных линиях авиационным, железнодорожным, морским, речным и автобусным транспортом.  При этом аэропорты местного значения и авиаплощадки должны быть освобождены от уплаты земельного налога, а все предприятия аэропортовой деятельности - от НДС. - Несмотря на то, что это очень позитивное предложение, оно вряд ли приведет к снижению стоимости пассажирских перевозок – выгода от отмены ДС с лихвой компенсируется подорожанием ГСМ и электроэнергии.

Все тот же самый НДС должен быть обнулен и при продажах жилья на вторичном рынке, оказании услуг ЖКХ, реализации тепло- и электроэнергии, а также воды, что должно снизить расходы дальневосточников на услуги ЖКХ. - Вот только аппетиты управляющих компаний это нововведение уменьшить не сможет – мы будем платить, как платили, но прибыль УК при этом возрастет.

Для предприятий, чей оборот не превышает 150 миллионов рублей, предлагается ввести упрощенную систему налогообложения.  Кроме того, на время строительства, запуска или реконструкции производства компании также должны получать налоговые льготы.  При этом для тех предприятий, которые занимаются добычей полезных ископаемых и имеют производство полного цикла, должны быть не только упрощены условия пользования недрами, но и отменен (либо существенно снижен) налог на эту добычу. - Что и говорить, абсолютно здравое предложение, но не вполне ясно, как оно будет реализовываться, если предприятие одновременно строит новые производства и реконструирует старые, поддерживая при этом стабильный выпуск продукции?

Для повышения эффективности инвестиций сенаторы предложили создать в рамках Инвестиционного фонда РФ отдельный Инвестфонд для Дальнего Востока, а также упростить процедуру создания на ДВ РФ особых экономических зон, четко прописав при этом условия и возможности частно-государственного инвестиционного партнерства. - Честно говоря, смысл этой идеи не вполне понятен – зачем создавать еще один инвестиционный фонд и плодить чинуш, которые будут решать, куда вкладывать деньги? Не проще ли поощрять прямые инвестиции конкретных иностранных фирм в конкретные проекты в РФ, создавая для этого нормальные условия?

В целях решения демографических проблем рекомендовалось выделять жилье в собственность при рождении в семье пятого ребенка, а также бесплатно давать земельные участки под малоэтажное жилищное строительство и для создания фермерских хозяйств или малых производств. - Давать квартиры при рождении пятого ребенка – просто абсурд.  Большинство дальневосточных семей имеют одного-двух детей, а о третьем и не задумываются в силу сложных экономических условий – если один родитель сидит с детьми, второй должен достаточно хорошо зарабатывать, чтобы все это обеспечивать, поскольку ситуация с детскими садами остается крайне напряженной.  Сейчас для многих даже вопрос рождения второго ребенка упирается в решение квартирной проблемы.  Во Владивостоке пытаются решить вопрос со строительством так называемого «бюджетного жилья» - по цене 30-40 тысяч рублей за квадратный метр.  Но многие молодые (и не только молодые) семьи имеют совокупный доход на уровне 40-50 тысяч р в месяц, для них покупка собственной квартиры становится просто несбыточной мечтой.  Надо взять на вооружение мировой опыт и строить дешевое жилье, которое будет сдаваться в аренду – частные владельцы в том же Владивостоке получают ежемесячно от 20 до 30 тысяч рублей за сдачу в аренду двухкомнатной квартиры (в зависимости от состояния и наличия мебели и техники).  Это громадный потенциальный рынок для государственного и частного капитала – строить дешевое жилье и сдавать его в долгосрочную аренду, и об этом властям стоит серьезно задуматься.

Не забыли сенаторы и о коренных малочисленных народах Севера – они должны быть освобождены от уплаты всех платежей за пользование природными ресурсами на территории проживания. - Вопрос лишь в том, что если в этот пункт будет внесено и пользование недрами, эти самые народы могут стать жертвами устремлений крупных корпораций, стремящихся получить максимально дешевый доступ к различному сырью.  Этот процесс, к сожалению, можно было наблюдать на примере освоения биоресурсов.

Однако предложения Совета Федерации были далеко не единственными и при этом, как будет видно в дальнейшем, не самыми худшими.  Выполняя указание правительства, свои соображения представило и Минэкономразвития, которое предложило возложить ответственность за развитие ДВ РФ на себя и одновременно создать особую госкомпанию (или даже госкопорацию), которая займется Дальним Востоком.  

В отличие от сенаторов, Минэкономразвития подошло к поручению правительства более продуманно, но не в смысле эффективности предложений, а в плане их реализабельности: чиновники этого ведомства не просто направили свой доклад, а приложили к нему проект закона «О развитии Сибири и Дальнего Востока», согласно которому должны быть создана так называемая Автономная некоммерческая организация «Государственная компания развития Сибири и Дальнего Востока», которая будет управлять проектами в 12 регионах:  Бурятии, Якутии, Забайкальском крае, Камчатском крае, Приморском крае, Хабаровском крае, Амурской области, Иркутской области, Магаданской области, Сахалинской области, Еврейской автономной области в Чукотском автономном округе.

Подчиняться эта компания со штаб-квартирой во Владивостоке должна непосредственно президенту России, который единолично будет назначать генерального директора и совет директоров. Главными задачами компании будут развитие Дальнего Востока и Байкальского региона в соответствии с утвержденной программой Стратегии их развития до 2025 года, участие в государственных и частно-государственных проектах и программах.  При этом данная госкомпания получит право от имени государства выступать заказчиком реализации проектов и гарантом финансирования внешнеторговых и инвестиционных контрактов.  

Предполагается, что для Дальнего Востока должен быть составлен список приоритетных инвестиционных проектов в сфере добычи полезных ископаемых, машино- и судостроении, нефте- и газохимии, лесной промышленности, ЖКХ и рыбопереработке, из которого эта госкомпания выделит перечень наиболее приоритетных проектов. 

Примечательно, что налоговые льготы предложением Минэкономразвития не предусмотрены, это право отдано на откуп президенту, который сам может установить особый налоговый режим для Дальнего Востока.

В принципе, все вышеуказанное звучит вполне нормально и не вызывает никаких особых вопросов.  Но, как говорится, «дьявол кроется в деталях». И данный случай не является исключением.

Так, вновь созданная госкомпания должна получить право пользоваться всеми недрами Дальнего Востока без всяких там конкурсов и это самое право может вноситься в создаваемые ОАО, СП и т.п. в качестве вклада в уставной капитал. – Это просто сказка какая-то: хочешь нефтяное месторождение – бери, хочешь золотой рудник – пожалуйста! И все это просто даром!

Еще более интересны предложения по земле – ее собственник оказывается не правомочен решать, пускать ли на свою землю инвестора, - этот вопрос будет решать местная администрация по заявлению инвестора, а собственнику останется лишь заключить с инвестором договор и получать от него деньги – 5% от рыночной стоимости участка.  При этом инвестор получает право пользоваться землей в течение 50 лет по умолчанию, а для изыскательских работ  на 2 года.  В качестве утешения отмечено, что собственник земли не лишается права собственности на нее, но при этом он не имеет права препятствовать инвесторам в доступе к своему участку.  Слабым утешением для бедных частных собственников может служить лишь то, что авторы законопроекта ущемляют и государство – оно обязано будет предоставить свои участки инвесторам за 2 недели без всяких торгов. – Здесь и комментировать-то нечего, все уже сказано.  Если вам не повезло и вы стали собственником участка, на который позарятся влиятельные инвесторы – вам дико не повезло, ведь вашего согласия на передачу инвесторам этого участка даже спрашивать не будут, придется довольствоваться арендной платой в размере пяти процентов от рыночной стоимости земли, причем эту стоимость тоже будут определять местные власти и она, скорее всего, окажется довольно низкой.

Позаботились в Минэкономразвития и о демографии, но весьма своеобразно.  Так, предполагается ввести нормы, по которым иностранец, получивший на Дальнем Востоке высшее или среднее образование, может получить вид на жительство, а отработав три года – гражданство.  Для россиян, которые вдруг захотят переехать на ПМЖ на Дальний Восток планируется ввести оплату билетов к месту переезда и выплату «подъемных» в зависимости от региона. – Замечательное нововведение. По сути, этим самым поощряется привлечение гастарбайтеров из стран СНГ – достаточно отучиться год в каком-нибудь ПТУ (от того, что теперь это колледжи, суть не изменилась), получить вид на жительство и право работать, а потом на полном законном основании стать российским гражданином и перевезти в Россию всю свою многочисленную семью.  А вот россияне вряд ли захотят ехать на Дальний Восток – тех самых подъемных не хватит даже на годовую аренду квартиры, не говоря уже о ее покупке.

Разумеется, про себя разработчики законопроекта тоже не забыли – предполагается, что вновь созданная госкомпания сможет открывать свои филиалы и представительства как в России, так и за рубежом, при этом отправляя своих сотрудников на работу за границу в составе дипломатических представительств РФ.  И при этом все расходы будут возложены на МИД России.  – Вот это просто шикарное предложение, так и вижу, как дети руководителей госкомпании отправляются в посольства и консульства нашей страны в США, Австралию, Японию, Южную Корею, страны ЕС и т.п. – договариваться об инвестициях в развитие Дальнего Востока в перерывах между активным отдыхом и посещением местных тусовок.

Примечательно, что этот проект Минрегионразвития полностью поддержали в МЧС и Росрыболовстве, а Минтранс, ФМС и Минприроды отправили свои дополнительные предложения – каждому ведомству хочется получить себе кусочек от будущего пирога.  Единственным, кто высказался категорически против, оказалось Министерство финансов, не согласившееся сокращать налоговую базу и одновременно вешать дополнительное бремя на госбюджет.

Разумеется, свои предложения представило и возглавляемое Ишаевым Минвостокразвития.  Однако его первый вариант проекта «Социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г» после рассмотрения у первого вице-премьера Игоря Шувалова был отправлен на доработку.  По отзывам тех, кто успел с ним ознакомиться, проект предполагал привлечение из федерального бюджета 5,7 триллиона рублей, но не учитывал при этом расходы на реконструкцию БАМа и Транссиба, которые могут достигнуть 1,2 - 1,5 триллиона рублей.  Примечательно, что данный проект в чем-то согласуется с предложениями сенаторов, предполагая увеличение населения Дальнего Востока при помощи льгот и повышенных пособий, изменение порядка заключения госконтрактов, предоставление большей свободы недропользователям Дальнего Востока и другие нововведения.  Но при всем этом данный документ не был согласован ни с одним из ключевых министерств.  В итоге, 1 марта на правительственном совещании премьер-министр Дмитрий Медведев поручил исключить из программы фантастические суммы и привести ее в соответствие с бюджетными лимитами, ориентируясь на то, что государство может себе позволить: в ближайшие пять лет на развитие Дальнего Востока из бюджета должно быть выделено 586,5 млрд рублей. 

Судя по всему, в ведомстве Ишаева к такому повороту событий были готовы, поскольку вскоре было представлено аж пять новых вариантов программы, предполагающих широкий разброс объемов госфинансирования.  Если первоначальный вариант предполагал общие вложения в размере 16 трлн руб. (при этом 5,7 трлн руб. из федерального бюджета), то теперь запросы уменьшились.  Самый масштабный вариант предполагает привлечение 11 трлн руб. (3,8 трлн руб. из бюджета РФ), средний оценивается в 4,5 трлн руб. (2,2 трлн руб. из федеральной казны), а самый скромный – 1 трлн руб. (590 млрд руб.).  

Сначала эти проекты были рассмотрены на совещании у Шувалова, итогом чего стало указание сосредоточить усилия на развитии энергетической и транспортной инфраструктуры, убрав увеличение расходов на «социалку».  Фактически, это означало, что за основу должен был быть взят самый скромный вариант. 

Однако 21 марта на правительственном совещании ситуация кардинально изменилась.  Премьер-министр Дмитрий Медведев неожиданно предложил одобрить вариант, предполагающий расходование почти 11 трлн рублей, включая бюджетное финансирование в размере 3,8 трлн.  Одобренная программа включает 11 отраслевых подпрограмм с мерами развития для туризма, добычи сырья, лесной промышленности, сельского хозяйства, энергетики и транспорта. Инвестиционные проекты в регионе должен также будет поддержать и Фонд развития Дальнего Востока, а вот о создании госкомпании речь пока не идет.

Как отметил Д. Медведев, «для повышения инвестиционной привлекательности Дальнего Востока и Байкальского региона готовятся изменения в Налоговый кодекс. Они предусматривают налоговые льготы для новых проектов и в марте должны быть направлены в Государственную Думу».  При этом отмечается, что одна из главных целей программы – улучшение социально-демографической ситуации на Дальнем Востоке посредством развития таких направлений как медицина, сфера образования, современное жилье, предоставление возможности посещать Центральную Россию.  Фактически, это значит, что в программе учтены многие рассмотренные выше предложения, которые вносились сенаторами и, отчасти, Минрегионразвития.  

Есть, однако, и один весьма важный нюанс – одобренный вариант не просто не согласован с Минфином, но и резко расходится с заложенными в бюджет параметрами.  Как отметил министр финансов Антон Силуанов, запрашиваемая сумма примерно в 14 раз превышает расчетные возможности долгосрочного бюджета. 

Впрочем, окончательное решение еще не принято, указанный вариант программы развития Дальнего Востока «взят за основу», а его новое рассмотрение назначено на 2 апреля. Но, судя по всему, программа и после этого будет еще изменяться и дорабатываться.  Об этом, в частности, свидетельствует высказывание вице-премьера И. Шувалова, который, назвав одобренный вариант «серьезным программным документом», при этом отметил, что Министерству финансов предстоит в течение года завершить работу по согласованию всех финансовых аспектов с тем, чтобы этот документ стал основанием для расходов.  Фактически же, согласование будет заключаться не только в объемах финансирования по каждой из подпрограмм, но и в решении самых главных для многих чиновников вопросов: кто и как будет осваивать выделяемые бюджетные средства. 

Не обошлось при рассмотрении программы и без маленькой сенсации.  Так уж получилось, что обозначившаяся проблема нехватки бюджетных средств на реализацию новой программы развития Дальнего Востока совпала с возникшей угрозой потери российскими вкладчиками части своих средств на Кипре.  И Дмитрий Медведев выдвинул идею создать оффшорную зону на Дальнем Востоке, например на Сахалине или Курилах, что, по мнению премьера, позволит «вернуть капиталы в Россию».  Идея интересная, но как-то смущает, что о возвращении капиталов в Россию задумались только тогда, когда капиталы зависли на Кипре.  А это, между прочим, колоссальные суммы – только частные вклады оцениваются в 20-40 миллиардов евро, а деньги госструктур и бизнеса, о которых говорил Медведев, исчисляются многими десятками, а то и сотнями миллиардов евро.

Но создание оффшора не решит проблемы развития дальневосточной экономики, оффшоры ориентированы на создание благоприятных условий не для реального сектора экономики, а для финансовых операций.  Эти зоны используются, прежде всего, для минимизации налоговых платежей и операционных расходов, повышения мобильности оборотных активов.  И не стоит забывать, что оффшоры играют важную роль в разнообразных схемах перекачки финансовых ресурсов как в легальных финансовых сделках, требующих конфиденциальности, так и в операциях, связанных с криминальной деятельностью (так называемое отмывание грязных денег).  Так что стоит серьезно задуматься, нужны ли нам такие оффшорные зоны. 

Есть, впрочем, и другой вариант – создание внутренней оффшорной зоны по образцу тех, что существовали в России в 1990-е годы (Ингушетия, Калмыкия, Алтай и т.д.).  Но основой их существования являлось полное или частичное освобождение предприятий от региональных налогов, в первую очередь, налога на прибыль.  И прекратили эти внутренние оффшорные зоны свое существование именно после того, как Совет Федерации в декабре 2003 года отменил с 1 января 2004 года инвестиционную льготу по налогу на прибыль, которую до этого имели право устанавливать местные власти.  Поэтому сейчас возврат к той старой схеме вряд ли возможен.  Да и одними региональными льготами инвесторов на Сахалин и Курилы заманить будет сложно. 

Так что же в итоге можно сказать о предлагаемом нам будущем Дальнего Востока?  Думается, лучшим вариантом развития ДВ региона было бы не создание каких-то компаний, министерств и оффшорных зон, а разработка эффективных мер, направленных на привлечение частных российских и иностранных инвесторов.  Нужны просто четкие и ясные правила игры, единые для всех.  Очень хочется верить, что правительство сумет найти компромисс между разными вариантами, чтобы Дальний Восток стал бурно развивающимся регионом, чтобы из этой «ванночки» в итоге «с водой не выплеснули ребенка» и не забыли о том, что главная задача – сделать жизнь на Дальнем Востоке России лучше.

Александр Данилов