Главная Архив 2013 Март 2013 Ядерная КНДР: новая реальность
Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 64
Понедельник, 18 Март 2013 00:00
Оцените материал
(19 голосов)
5 марта представитель Верховного командования ВС КНДР объявил о намерении аннулировать Соглашение о перемирии от 1953 г. При этом с 1 марта проходят ежегодные совместные военные учения США и РК, «Ки Ризолв» и «Фоул Игл», которые воспринимаются КНДР и рядом обозревателей как провокация, особенно в нынешней ситуации. Корни сложившейся ситуации кроются еще в прошлом, когда США нарушили положения Рамочного соглашения с КНДР, а потом и вовсе включили ее в список стран «оси зла». Но в данной статье отсчет будет идти от последнего «витка напряженности», начало которому было положено в прошлом году.

От запуска спутника до ядерного взрыва

Все, собственно, началось весной 2012 г., когда КНДР запланировала запуск научно-технологического спутника «Кванменсон-3». Тогда КНДР оповестила мир о своих намерениях, обеспечила максимальную прозрачность запуска ИСЗ спутника, пригласив иностранных журналистов и наблюдателей, и взяла на себя обязательства соблюдать соответствующие международные правила. Но этот шаг – обеспечение небывалой прозрачности – к сожалению, не был оценен мировым сообществом (что лишний раз подтвердило бесполезность доказывать кому бы то ни было чистоту своих намерений: друзьям это не нужно, а враги все равно не поверят!). Сразу же после запуска 12 апреля (в тот раз неудачного) последовала немедленная реакция США и их союзников. Попытка запуска, за которой усмотрели испытание баллистической ракеты в военных целях, была широко осуждена «мировым сообществом», названа нарушением резолюций ООН (резолюции ООН 1718 и 1874 от 2009 года о недопустимости использования баллистических ракет для запусков) и «провокацией». СБ ООН собрал заседание, на котором жестко осудил проведенный КНДР «запуск ракеты» и потребовал от КНДР отказаться от всех ядерных вооружений и существующих ядерных программ, не проводить дальнейшие запуски с использованием баллистических ракетных технологий и ядерные испытания. Примечательно, что запуск мирного спутника каким-то непостижимым образом оказался упомянутым в одном ключе с ядерными испытаниями. Формулировка «с использованием баллистических ракетных технологий» также звучит, мягко говоря, неуместно. Любая страна, запускающая спутники, делает это с помощью именно баллистических ракетных технологий, а не воздушных шаров.

Несмотря ни на что, в КНДР продолжали совершенствовать космическую программу, устранили недостатки и неполадки, и 12 декабря 2012 г. страна успешно вывела на орбиту ИСЗ вторую версию «Кванмёнсон-3» с помощью ракеты-носителя «Ынха-3». Спутник вышел на заданную орбиту через несколько минут после старта, а КНДР вошла в число космических держав.

Вместо того, чтобы поздравить КНДР, или хотя бы попытаться взглянуть на запуск ИСЗ объективно, а не с точки зрения изначально ошибочных и расплывчатых формулировок собственных резолюций, Совет Безопасности ООН принял очередную резолюцию, расширяющую список санкций в отношении КНДР в связи с «запуском с использованием баллистических технологий».

В результате 12 февраля с.г. КНДР осуществила подземный ядерный взрыв. Опять все повторилось: негативная реакция мирового сообщества, принятие Советом Безопасности ООН очередной резолюции с очередными санкциями. Пока принимали резолюцию, Пхеньян заявил о намерении аннулировать Соглашение о перемирии. Естественно, он не станет прекращать запуски ракет и ядерные испытания. Что можно сделать в данной ситуации, которая напоминает замкнутый круг, России, которая не может остаться в стороне хотя бы потому что у нее с КНДР давние добрососедские отношения и общая граница? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сначала разобраться в ситуации и оценить позиции и интересы всех сторон.

Северокорейский взрыв и мировая реакция

Участники шестисторонних переговоров оказались единодушны в своем осуждении подземного ядерного взрыва. И даже не потому, что КНДР нарушила предыдущие санкции Совбеза ООН, которые уже признаны неэффективными, как и сам Совбез, или проигнорировала призывы отказаться от испытаний. А потому что ядерные испытания КНДР, что называется, подлили масла в огонь в АТР, в котором в последнее время и так происходит гонка вооружений, вызванная «возвращением» в регион США.

В последнее время страны региона демонстрируют друг другу свои последние достижения военной техники. В январе с.г. США провели испытания ракеты-перехватчика в рамках программы по созданию системы ПРО наземного базирования для перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории. Пуск ракеты-перехватчика был осуществлен с базы ВВС «Ванденберг». Вскоре после этого успешные испытания ракеты-перехватчика осуществил Китай, став вторым после США государством, успешно осваивающим технологию перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории. Практически в это же время Индия успешно осуществила испытательный запуск БРПЛ K-15 Sagarika. БРПЛ К-15, предположительно, обладает дальностью от 750 до 1500 км и способна оснащаться ядерной боеголовкой. Это означает, что скоро Индия овладеет техникой запуска ядерных ракет с земли и воздуха, а также из-под воды. Япония также владеет технологией двойного запуска. А недавно она осуществила запуск ракеты-носителя Н-2А, которая вывела в космос два разведывательных спутника. Все эти демонстрации силы за относительно короткий промежуток времени говорят о том, что гонка вооружений в АТР достигла высокой степени эскалации. В то время как Индия и Япония только демонстрируют ракетную технику, Китай и США уже проводят испытания ракет-перехватчиков системы противоракетной обороны. Политика США, направленная против Китая, приводит к дестабилизации обстановки в АТР  и заставляет другие страны развивать свой военный потенциал, в том числе и ядерный. И они это делают.

Испытанные Индией БРПЛ K-15 должны стать основным вооружением индийской АПЛ «Арихант», которая может нести до 12 таких БР. А с введением в строй ПЛАРБ «Арихант», Индия станет обладать ядерной триадой - ОМП наземного, воздушного и морского базирования.

Китай также находится на пороге создания ядерной триады, состоящей из МБР наземного базирования, БР на ПЛ и ядерных авиабомб. При этом он, в отличие от США и России, не подписывал договоров об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений. Конгресс США рекомендует руководству страны не допускать сокращения американских ядерных арсеналов без учета китайских запасов ядерного оружия.

Кроме того, в последнее время поводы для беспокойства дают и неядерные страны. Япония приняла закон о создании независимого Комитета в сфере ядерной энергетики, расплывчатые формулировки которого заставили соседние страны заподозрить Японию в подготовке почвы для разработки ЯО. При этом обзавестись собственным ЯО страну открыто призывают японские ультраконсервативные политики еще с 2009  года. Львиная доля оборонного бюджета РК на 2013-2017 гг. предусматривает наращивание баллистического ракетного вооружения, ограничения радиуса действия которых, кстати, также были недавно сняты. Обсуждаются планы по возвращению тактического ядерного оружия США в Южную Корею.

Следует учесть при этом, что такая обстановка в регионе сложилась еще до последних ядерных испытаний КНДР. Поэтому представляется вполне логичным и обоснованным стремление КНДР развивать ядерную программу хотя бы для того, чтобы не отставать от других стран. А если учесть печальный опыт Ирака и Ливии, то ядерный арсенал для КНДР становится залогом ее безопасности. Безопасность – первичный национальный интерес любой страны.

И в данном случае КНДР просто заботится о своих национальных интересах, как и любая другая страна. Но так как обеспечение своих интересов практически невозможно без затрагивания чужих, реакция на последние ядерные испытания даже со стороны союзников КНДР была неожиданно жесткой.  

Санкции СБ ООН: есть ли смысл и где пределы?

Принятие последней резолюции СБ ООН, по сути, стало одобрением международным сообществом односторонних санкций США. При этом, несмотря на то, что и в этот раз все страны-участники шестисторонних переговоров оказались единодушны, не факт, что подписав резолюцию, они бросятся ее безоговорочно выполнять. Еще на стадии согласования текста резолюции №2094 Совета Безопасности ООН мнения стран разделились. Как и следовало ожидать, самой жесткой была позиция США и союзников. Самой мягкой – позиции России и Китая.

Так, США добивались, чтобы в отношении КНДР Совбезом ООН было введено положение, определенное в 42 статье 7 главы Устава ООН, позволяющее использовать военные корабли для задержания и досмотра северокорейских судов, подозреваемых в транспортировке ядерных, ракетных и иных вооружений, а также компонентов и технологий, которые могут быть использованы для их изготовления.  Наряду с этим, США предусматривали замораживание счетов северокорейских и иностранных банков, организаций и физических лиц, подозреваемых в том, что они причастны к операциям, запрещенным введенными резолюцией ООН санкциями. В то же время США, будучи заинтересованы в сохранении статус-кво на Корейском полуострове, скорее всего, одновременно прорабатывают вопрос о возможности проведения американо-северокорейских консультаций и в последующем двусторонних переговоров, конечной целью которых будет присоединение Северной Кореи к договору о нераспространении ядерного оружия и технологий.

Позиция представителей Южной Кореи и Китая изначально отличалась от американской – южнокорейцы и китайцы полагали, что дальнейшее ужесточение санкций вряд ли даст эффект, поскольку Пхеньян вполне готов к ним.  При этом Сеул считает необходимым принять меры по усилению своей обороноспособности при одновременном побуждении Пхеньяна к началу переговоров по северокорейской ядерной программе и урегулированию ситуации на Корейском полуострове. Даже после объявления КНДР 5 марта с.г. о намерении аннулировать Соглашение о перемирии, Пак Кын Хе в своей речи пообещала не только жестко реагировать на провокации Северной Кореи, но и укреплять доверие между двумя Кореями. Примечательно, что политические партии РК по-разному отреагировали на резолюцию. Например, правящая партия «Сэнури» приветствовала принятие новых санкций, при этом подчеркнув, что южнокорейское правительство должно быть готовым к возможным провокационным действиям со стороны Пхеньяна. Оппозиционная Объединенная демократическая партия также выразила поддержку санкциям и призвала Пхеньян отказаться от ЯО и вернуться за стол переговоров. Однако Партия прогресса и справедливости и Объединенная прогрессивная партия в очередной раз высказались против резолюции СБ ООН, подчеркнув, что единственно правильным решением северокорейской проблемы является диалог. Не исключено, что Пак Кын Хе по неофициальным каналам донесет до Ким Чен Ына свою позицию, заключающуюся в том, что она готова обсудить возможность проведения межкорейских переговоров, а в качестве «жеста доброй воли» принять меры по расширению двустороннего сотрудничества в гуманитарной и экономической сферах. Но при этом в официальных выступлениях Пак и представителей ее администрации будет озвучиваться довольно жесткая позиция, а также призывы к расширению сотрудничества с США в сфере обороны.  При этом Пак Кын Хе не вполне одобряет идею проведения американо-северокорейских переговоров, считая, что ядерная проблема КНДР является составной частью проблемы межкорейского урегулирования, решать которую должны Сеул и Пхеньян, хоть и с учетом интересов третьих стран.

Позиция Китая, как и следовало ожидать, стала самой мягкой. Пекин, на долю которого приходится больше половины всей внешней торговли Пхеньяна, дал понять, что не пойдет на полное прекращение связей с КНДР и свертывание экономического сотрудничества. С одной стороны, учитывая экономическое сотрудничество КНДР с КНР (Китай обеспечивает почти всю потребность КНДР в нефтепродукции, и при этом на КНР приходится порядка 70 процентов внешней торговли КНДР), Пекин обладает действенным рычагом экономического давления на Пхеньян.  В этой связи присоединение Китая к новым более жестким санкциям против КНДР могло бы оказаться мощным средством давления на северокорейский режим с целью заставить Пхеньян согласиться на возобновление переговоров о замораживании ракетно-ядерной программы в обмен на снятие санкций. Однако более вероятен сценарий, при котором Пхеньян в ответ на давление осуществит новые взрывы и запуски ракет. Для КНДР стало делом принципа на давление отвечать более сильным давлением. Учитывая, что пока никто из экспертов не имеет точной информации о том, на какой стадии находится разработка Северной Кореей ядерных боезарядов, способных доставляться баллистическими ракетами, никто не может гарантировать, что КНДР не запустит ракету с ядерной боеголовкой. Это будет чревато возникновением реальной угрозы новой войны на Корейском полуострове с непредсказуемыми последствиями.

Пекин вообще оказался в самой сложной ситуации. Китайцы знали о дате испытаний и прекрасно понимали, что не смогут повлиять на решение Ким Чен Ына. Поэтому Пекин, получив от Пхеньяна сообщение о планируемом взрыве, проинформировал северокорейскую сторону, что официально выступит с осуждением взрыва и поддержит новую резолюцию Совета безопасности ООН, если она будет касаться только ужесточения уже веденных санкций, а не будет предусматривать новые (под них могут попасть многие китайские фирмы и банки).  При этом Пекин крайне беспокоит снижение влияния на Пхеньян, поскольку «северокорейский вопрос» является, по сути, одним из козырей Китая на переговорах с США по вопросам  китайско-американских отношений.  В нынешних условиях одной из главных задач Пекина является организация американо-северокорейских консультаций на территории КНР и при ее посредничестве. Однако ситуация осложняется тем, что Пхеньян уже не так внимательно прислушивается к Пекину, как это было раньше.

На новую резолюцию Китай отреагировал, как и следовало ожидать. С одной стороны, представители его МИДа подчеркнули готовность своей страны выполнять резолюции ООН, предусматривающие санкции в отношении Северной Кореи, с другой – не гарантируют, что Китай со своей стороны будет вводить санкции, такие как ограничения экспорта нефти в Северную Корею. При этом Китай, как и РК, полагает, что давление и санкции – далеко не самый эффективный способ воздействия на Пхеньян, и всем заинтересованным странам следует найти решение проблемы посредством диалога.

Довольно жесткая реакция России на ядерные испытания КНДР и ее поддержка очередных санкций, главным образом, была продиктована опасениями относительно последующих действий США, у которых теперь появился дополнительный повод для развертывания ПРО и расширения военного присутствия в регионе. С другой стороны, КНДР здесь не причем. Если бы не существовало «северокорейской угрозы», США придумали бы другую «угрозу национальным интересам», и все равно нашли бы повод для развертывания ПРО, направленной, прежде всего, против Китая. Опасения, что пример КНДР может «вдохновить» другие страны на развитие своего ядерного потенциала и спровоцировать ядерную гонку, также не совсем обоснованы. Гонка и обычных, и ядерных вооружений уже началась, независимо от КНДР.

Хотя новая резолюция СБ ООН обязывает страны-члены проверять суда, подозреваемые в перевозке грузов, имеющих отношение к ядерному или ракетному оружию, каждая страна сама решает, имеет ли груз какое-либо отношение к ядерной или ракетной разработке или нет. Поэтому эффективность новой меры может зависеть от суждения отдельных стран, например, Китая и России. Это понимают и союзники США. В частности, Япония неоднократно высказывала свои сомнения относительно того, что санкции будут соблюдаться Китаем «как положено» и в полном объеме. Ее опасения разделяют и представители РК, которые сомневаются в том, что «все члены Совета Безопасности будут неукоснительно соблюдать положения резолюции», опять же имея в виду Китай. Некоторые эксперты высказываются в том духе, что если бы Китай более серьезно относился к применению санкций, предыдущие резолюции могли бы дать ожидаемые результаты. Но до настоящего времени Китай придерживался мнения о том, что оказание слишком большого нажима на КНДР не приведет ни к чему хорошему. А давить на Китай вряд ли кто осмелится.

Как бы Россия и Китай ни были недовольны ядерными амбициями КНДР и внешнеполитическими последствиями этих шагов, для них, прежде всего, важна безопасность у их границ, которая может оказаться под угрозой в случае излишнего давления или недостаточной поддержки Пхеньяна. Военный конфликт или гуманитарная катастрофа в КНДР была бы большим злом, чем статус-кво. Стабильность в КНДР для граничащих с ней стран важна не меньше. А это означает, что Россия и Китай будут стремиться сдерживать США и их союзников, чтобы предлагаемые ими меры давления на КНДР не привели к обострению ситуации.

Новая резолюция СБ ООН, несмотря на расширение списка санкций и запретов (казалось бы, что уже можно запретить!), скорее нанесла КНДР вред в политическом и дипломатическом отношении. Что касается мер экономического воздействия, то вряд ли они будут эффективны в отношении КНДР. Прежде всего, этого не допустят страны, не заинтересованные в ухудшении экономической ситуации в КНДР в результате новых санкций. 

В ожидании новых запусков и испытаний

Ответом на новую резолюцию (также как и на предыдущие, противоречащие международному праву и препятствующие нормальному развитию КНДР), могут стать очередные ядерные или ракетные испытания КНДР.

Представители Южной Кореи, США и Японии считают, что наблюдаемая в последнее время на расположенной на космодроме Мусудан площадке Тонхэ активность свидетельствует о возможной подготовке КНДР к новому ракетному запуску.  Вместе с тем, южнокорейские специалисты полагают, что речь идет о запуске ракеты средней дальности «Мусудан» или ее модификации, тогда как новый запуск ракеты-носителя «Ынха» либо какой-то новой МБР считается маловероятным.

По оценке экспертов, проводимые на стартовой площадке работы свидетельствуют о том, что Пхеньян намерен модернизировать космодром с целью подготовки к запускам ракет, больших по своим размерам, чем «Ынха». Для завершения этих работ потребуется не менее 2-3 лет, что, однако, позволяет осуществлять запуски ракет средней и малой дальности, а при необходимости также запустить новый вариант ракеты-носителя «Ынха». 

Следует отметить, что для успешного создания и испытания реально эффективной МБР, КНДР необходимо также решить проблему создания теплозащитного покрытия, обеспечивающего защиту боезаряда от разрушения в атмосфере. В настоящее время, по оценкам западных экспертов, КНДР не располагает технологиями создания такого покрытия. 

В этой связи, наиболее реальным вариантом является осуществление Северной Кореей запуска одноступенчатой ракеты средней дальности «Мусудан», которая, по мнению специалистов, является модернизированной версией советской ракеты морского базирования Р-27, переделанной для запуска с земли и имеющей большие размеры.  При этом запуск «Мусудана» (или его модернизированной версии) может быть обусловлен стремлением усовершенствовать трехступенчатую МБР «Тэпходон-2», в которой «Мусудан» используется в качестве второй ступени.  С этой же целью могут быть осуществлены испытания модернизированных версий ракет «Нодон» и «Хвасон-5» (Хвасон-6). 

Запуск новой ракеты KN-08, имеющей большую дальность, чем «Мусудан» (до 5 тысяч км) в ближайшее время вряд ли возможен, несмотря на заявления КНДР об успешном испытании двигателей для него.  Чтобы начать подготовку к запуску новой ракеты, по оценкам экспертов, потребуется еще не менее двух тестов, что может занять от 1 до 3 месяцев при условии, что все тесты окажутся успешными. 

Что касается ядерных испытаний, то не исключено, что КНДР проведет очередной взрыв или даже два взрыва в этом году. При этом предполагается, что четвертое ядерное испытание будет сильнее, чем третье - мощность взрыва может составить до 10 килотонн по сравнению с 6-7 килотонн во время третьего испытания. Подготовку к проведению очередных испытаний подтверждает и южнокорейская разведка. По информации, доведенной ее представителями до СМИ, отмечается повышенная активность на ядерном полигоне Пхунгери, где производились все предыдущие взрывы. Активная работа ведется как в районе тоннеля № 2 (западного), в котором были осуществлены испытания 12 февраля, так и тоннеля № 3 (южного). Среди другой техники были замечены и грузовики, завозившие в третий тоннель землю, судя по всему, для закупорки тоннеля после установки ядерного устройства.

Испытания очередного устройства – дело времени, но необдуманные действия «мирового сообщества» могут в очередной раз сыграть роль спускового крючка. Особенно важной всеобщая сдержанность является сейчас, когда ситуация на полуострове вновь обострилась в связи с проведением США и Южной Кореей военных учений, на которые КНДР ответила своими учениями и запусками двух ракет малой дальности, предварительно заявив о выходе из Соглашения о перемирии 1953 года.  Собственно, такое заявление Пхеньян делает уже не впервые, но главное здесь не это, а тот факт, что Южная Корея это соглашение вообще не подписывала – вместо Сеула подпись поставили представители «командования войск ООН» (то есть, США и их союзники).  Таким образом, можно говорить о том, что КНДР в одностороннем порядке объявила о перемирии с южанами, которые при этом до сих фактически находятся в состоянии войны с Северной Кореей. 

В этих условиях Совету Безопасности ООН следовало бы не только «призывать КНДР отказаться от провокаций», но и требовать, чтобы так называемое международное сообщество перестало провоцировать КНДР. 

Что делать России?

В сложившейся ситуации позиция России должна быть очень взвешенной и направленной на стимулирование всех стран к поиску наиболее эффективного варианта ее решения.  В нынешних условиях все должны четко осознать, что ужесточение уже имеющихся санкций, как и введение новых не приведет к желаемому результату. Прежде всего, возможности введения санкций не безграничны – полностью блокировать деятельность банков, обслуживающих финансовые потоки КНДР, вряд ли возможно. Даже Япония, которая уже ввела очень серьезные санкции, столкнется с проблемами, если попытается распространить их на действующую на японской территории организацию этнических корейцев «Чхонрен». Что касается КНР, то и она вряд ли будет удовлетворена перспективой ограничения в результате введения санкций работы своих банков, обслуживающих внешнюю торговлю Китая и Северной Кореи. 

Наконец, санкции показали себя наихудшей мерой воздействия на КНДР. Так же, как и угрозы и осуждение. «Если враги нас ругают – значит, свое дело мы делаем хорошо». Ужесточение санкций подтолкнет Пхеньян лишь к дальнейшему развитию ракетно-ядерной программы. И России (так же, как и Китаю) необходимо не оказаться зачисленной в стан «врагов», а найти наиболее приемлемый подход к решению проблемы. Прежде всего, России не мешало бы иногда придерживаться своей, а не западной, позиции в СБ ООН, даже если она идет вразрез с чужим мнением. Например, последняя резолюция, помимо прочего, призывает страны-члены осуществлять «усиленный контроль» над дипломатами КНДР, «стремясь не допускать, чтобы такие лица способствовали ядерной программе КНДР или ее программе по баллистическим ракетам» (см. п. 24 Резолюции №2094). О том, что данный пункт противоречит принципам дипломатической неприкосновенности, авторы резолюции не задумались, так же, как и о том, что положения резолюции № 1874 противоречат праву на мирное освоение космоса. Россия и Китай могли бы обозначать свою позицию, хотя бы оспаривая такие противоречивые моменты и добиваясь, чтобы резолюции не шли в разрез с международным законодательством. Безоговорочная же поддержка Россией и Китаем санкций, продвигаемых США и их союзниками, лишний раз убеждает КНДР, что в деле обеспечения своих безопасности и суверенитета стоит полагаться только на свои силы, потому как для каждой из стран, будь то противник и союзник, на первом месте исключительно свои интересы.

России также необходимо целенаправленно продвигать тезис о том, что северокорейскую проблему надо решать не санкциями, а максимальным вовлечением КНДР в сферу международных торгово-экономических связей, что будет способствовать постепенному  изменению экономической системы страны в сторону большей открытости и проведения поэтапных преобразований в экономике. 

Возможно, будет целесообразно провести отдельные консультации с представителями КНДР, РК и США. Причем с последними – для разъяснения, к чему приведет дальнейшая враждебность и санкции в отношении КНДР. Несмотря на сложность точной оценки наличия в КНДР урана и плутония, а также технических возможностей изготовления ядерных зарядов, нельзя исключать, что уже сейчас в КНДР созданы ядерные заряды по «пушечной» схеме (по образцу серийно производившихся в США в начале 1950-х гг. ядерных зарядов W-9, которыми оснащались ядерные снаряды Т-124), что позволяет оснащать ими даже оперативно-тактические ракеты.  В любом случае, наличие даже косвенных данных о том, что Северная Корея имеет такие заряды, должно стать серьезным сдерживающим фактором, в связи с чем нельзя допустить возможности нанесения США или Южной Кореей упреждающего удара по объектам на территории КНДР во избежание начала ядерного конфликта.

Обсуждая пути урегулирования ситуации на Корейском полуострове с кем бы то ни было, российской стороне следует подчеркивать, что северокорейская ядерная проблема должна решаться комплексно, вкупе с вопросами экономического сотрудничества, а также проблемами обеспечения безопасности (ядерной, энергетической, продовольственной и т.д.) всего региона.

Одним из вариантов решения северокорейской проблемы могло бы стать ее официальное признание «членом ядерного клуба» (наиболее оптимально – вместе с Индией и Пакистаном) с условием присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия.  Это также может быть увязано в единый комплекс с решением вопроса о заключении Договора о мире между КНДР и РК (и США) и Договора и взаимном неприменении силы. В то же время решение проблемы предполагает только согласие Пхеньяна на замораживание  ядерных разработок в обмен на предоставление гарантий безопасности режима и отмену санкций. О полном отказе КНДР от ядерных программ говорить уже бессмысленно. Во-первых, в КНДР (да и в России тоже) знают цену «договоренностям» с США, а во-вторых, ядерный статус КНДР в прошлом году был официально закреплен в Конституции страны. Он уже стал частью идеологии страны, а не предметом торга.  

При обсуждении вопросов, касающихся ядерной программы КНДР, целесообразно отметить, что толчком для ее реанимации послужило невыполнение США своих обязательств по Рамочному соглашению, предусматривающих строительство легководных реакторов для решения энергетических проблем КНДР. Необходимо также окончательное решение энергетических проблем КНДР и оказание стране содействия в развитии экономики, с целью создать возможности зарабатывать необходимые средства за счет легального экспорта продукции.

В связи с этим, стоит подчеркнуть, что реализация продвигаемых Россией проектов с участием РФ, КНДР и РК полностью соответствует решению указанных задач, поскольку создание газопровода и ЛЭП позволит обеспечить Северную Корею природным газом и электроэнергией (либо получать плату за транзит), а создание Транскорейской магистрали и ее соединение с Транссибом будут стимулировать развитие внешней торговли и создание сопутствующей инфраструктуры, обслуживающей транзит грузов.

Анастасия Баранникова

Комментарии  

 
+3 # Александр Тимофеев 22.04.2013 05:35
Честно говоря, я не во всем согласен с автором. Взгляд автора мне представляется слишком "радужным", я гораздо более критически отношусь к политике КНДР. Но мы сходимся в том, что мировому сообществу не стоит вмешиваться в суверенное право государства на развитие своей космической программы и атомной энергетики, в этих сферах не должно быть политики "двойных стандартов", когда Южная Корея может запускать в космос спутники, а Северная Корея не имеет права. И если Индия и Пакистан спокойно осуществляют свои ядерные программы, наплевав на Договор о нераспространен ии, то почему это не может сделать КНДР? Если есть единые требования, они должны быть едиными для всех без исключения.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+3 # Путаник nl 22.04.2013 05:36
Хороший комментарий. Действительно, кто имеет право определять кому и что позволено? Почему все позволено США и не позволено Северной Корее? Почему Ирану запрещают ядерную программу? Почему Израиль и США могут определять, что делать, а что не делать Ирану? Может просто их послать подальше?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Александр Тимофеев 22.04.2013 05:37
Это именно то, что мы пытаемся донести до читателей, порой безрезультатно. Кстати, автор этой статьи через три дня должна вернуться из командировки в КНДР - как раз из "разгара кризиса", о результатах напишет статью.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Юрий Кириллов 22.04.2013 05:37
Все их наглые пакости покроет Китай. Он всегда встанет на защиту своего буйного корейского "дитяти", что и сдерживает американцев от того, чтобы они еб...ли по корейцам
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Александр Тимофеев 22.04.2013 05:38
Для Китая Северная Корея важна как "буфер", Пекин уже не имеет такого влияния на Пхеньян, как было раньше, но очень хочет иметь.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Юрий Кириллов 23.04.2013 00:54
Буфер или нет, но Китай не допустит бомбежки Кореи
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Александр Тимофеев 23.04.2013 00:54
Разумеется, как и Россия. Нам совсем не нужна дестабилизация ситуации в приграничье, неконтролируемы е потоки беженцев и, тем более, взрывы на расположенных вблизи российской и китайской территорий объектах "повышенной опасности" (ядерных и химических). Но Китаю точно так же не нужна Единая Корея под американским контролем, лучше сохранять статус-кво.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+4 # Jurai Whisper 22.04.2013 05:38
России также необходимо целенаправленно продвигать тезис о том, что северокорейскую проблему надо решать не санкциями, а максимальным вовлечением КНДР в сферу международных торгово-экономи ческих связей +++++
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Александр Тимофеев 22.04.2013 05:39
Это, пожалуй, единственное, чем Россия может поучаствовать в решении корейских проблем. Но как раз наши проекты и могут стать реальной основой для урегулирования.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Владимир Шелест 22.04.2013 05:40
Более менее разумная статья, с разумным описанием ситуации, и разумными и выводами, и рекомендациями.+++++

Действительно, нужно снизить международное давление на КНДР, досрочно прервать американо-южнок орейские учения в знак миролюбивых намерений этих стран по отношению к КНДР, признать за КНДР статус ядерной и космической Державы, при определенных условиях,оговор енных в статье, восстановить и усилить торгово-экономи ческие связи других стран Мира с КНДР, вывести американские войска из Южной Кореи, за их там ненадобностью.Э то, на мой взгляд, явно улучшит общую ситуацию в регионе.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Александр Тимофеев 22.04.2013 05:40
Абсолютно с Вами согласен! Отвечаю сразу и за автора, думаю, она со мной согласится (она сейчас в командировке в КНДР)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Николай Куров 22.04.2013 05:41
КНДР, на мой взгляд, делает выводы из беспредела, который творят США с подручными в мире. Милошевич, Хусейн, Каддафи и роль США в судьбе их стран - весьма хорошие учителя...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Valery Petr 23.04.2013 00:55
Китаю КНДР нужна, кроме прочего, еще и фактор давления на Японию. Северокорейские ракеты ударят, в первую очередь, по Японии, заявили в Пхеньяне. А у Китая с Японией давние счеты, также как и КНДР.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать