Главная Архив 2013 Март 2013 Вокруг света на велосипеде. День 239-240 14.11.2010.
Воскресенье, 10 Март 2013 00:00
Оцените материал
(7 голосов)

Вокруг света на велосипеде.

День 239-240 14.11.2010.

velosiped07.00 утра просыпаюсь в палатке на пляже на берегу Тихого океана, за несколько миль к северу от города Сан-Диего… Разбираю и не спеша укладываю вещи, на это ушло почти три часа. Пока солнце – тепло, и несколько человек даже купаются. Рядом с пляжем жилые дома, рестораны, бары. Люди ходят, бегают, играют в волейбол, катаются на досках по волнам. Вокруг зеленые газоны и слышен шелест верхушек вечнозеленых пальм. Почему-то на память приходят сюжеты из американских фильмов, один в один, как говорится.

Решаю заночевать на пляже в палатке, так как ехать уже поздно, солнце село, и быстро темнеет, хотя на часах только 16.45. Зима, ничего не поделаешь, хоть и калифорнийская.

За час до захода познакомился с местными бомжами, живущими на пляже. Мужчину зовут Дон, он белый, а женщину – Алесандра, она, кажется, индианка или мексиканка, точно не знаю. Спят они на матрасах, закутавшись в одеяла, рядом с местом для костра, бетонная квадратная загородка - полтора на полтора метра и высотой 25-30 сантиметров. Жечь костры разрешается, а вот ночевать на пляже нет, но всем на это, похоже, наплевать.

Еще до захода солнца я сказал Дону, что хочу переночевать около его костра, он возражает, говорит, что он с женщиной и показывает, что постель одна. Я ему объясняю, что не собираюсь спать с ним в постели, а поставлю палатку рядом, тогда он говорит «ОК».

Закончив собирать вещи, подхожу к Дону и Алесандре, но поговорить с Доном уже не могу, так как он «хватил лишнего» и ничего уже не соображает. Ок, подождем до утра, а там и выясним, как он докатился до такой жизни. Ставлю палатку недалеко от моих «хозяев» и располагаюсь на ночь. Ужинаю мясом, кстати, вкусным из «НЗ» морских пехотинцев США. Сережа дал мне несколько пакетов с различными блюдами, очень калорийными, у него остались после одного из учений. Спать еще рано, хотя темно, брожу по пляжу и наблюдаю за ночной жизнью. Как по команде начали загораться костры по всей линии пляжа, народ на машинах приезжает целыми компаниями и сидит до трех ночи, надо сказать, весьма мирно без криков и драк. Уснул я только к часу ночи и периодически просыпался от холода и от разговора проходящих рядом с палаткой людей. В три часа все стихло, и я проспал спокойно до восхода солнца.

Восход довольно рано для зимнего времени - между семью и восьмью часами. Через час после восхода стало жарко, градусов 25 по Цельсию, на мой взгляд. Ночью очень холодно, но все равно плюс 10-12 градусов. Жить тут, в общем-то, можно и даже с удобствами: рядом туалет, краники с пресной водой и даже душевые кабины, правда, прямо на улице.

Закипела утренняя пляжная жизнь, все в движении. Райское местечко в ноябре месяце.

Перед самым отъездом подхожу к Дону и Алесандре, они уже закончили завтрак, я видел, как Алесандра поджаривала на костре «куриные окорочка» и варила кофе. Прошу Дона рассказать коротко о себе. Ему 50 лет, раньше жил и работал в штате Невада, имел свой весьма доходный бизнес, занимался организацией банкетов и питания «на выезд» - вещь в США весьма распространенная (катеринг). Потом начали наваливаться проблемы по бизнесу, стал попивать понемногу, чтобы расслабиться и, в конце концов, потерял практически все, что имел, даже семью. Теперь вот живет здесь на улицах и пляже недалеко от Сан-Диего вместе с этой женщиной, у них что-то вроде семьи. Питаются в местных церквях, где нищих кормят бесплатно. Иногда, люди привозят и выставляют прямо на берегу продукты питания, а они их забирают. Собирают на пляже алюминиевые банки и имеют с этого 10-15 долларов в день, но этот доход идет на покупку спиртного, пьют каждый день, особенно вечером. Дон, похоже, с утра уже «хряпнул» немного для настроения, от него идет запах спиртного, и блестят глазенки. Выглядят он и Алесандра вполне здоровыми, без «печати бомжей» на лицах и одежде. Хотя, честно сказать, и вполне благополучные американцы иногда одеваются так, что становятся похожи на бомжей.

С одеждой здесь весьма просто. В магазинах, которыми владеет Армия Спасения можно приодеться, как «денди лондонский», за 10 долларов с ног и до головы.

-Ты, доволен такой жизнью? - спрашиваю Дона.

-Вполне, никаких стрессов, неоплаченных кредитов и, самое главное, никаких обязательств ни перед кем - не жизнь, а малина.

Мне пора ехать, и мы прощаемся. Алесандра берет тележку и идет собирать банки, Дон целует ее в шею на прощание и гладит по спине, она оглядывается на меня и сбрасывает его руку. От этой сцены мне становится теплее на душе, но немного грустно почему-то. Дон ложится на одеяло, ноги задирает на бревно, приготовленное для костра, и наслаждается теплом, покоем и прекрасным видом на просторы Тихого океана. В левой руке он держит сигарету, а в правой бутылочку с горячительным напитком в бумажном пакете, не дай бог увидит полиция. Жизнь, по его мнению, удалась!

Начинаю спрашивать у местных жителей, как проехать в Мексику, и скоро несусь по дорожке для велосипедистов, которая идет до самой мексиканской границы до города Тихуана. Из головы не идет Дон, и его теперешняя жизненная философия. В этом что-то есть…

Да, каждый сам решает, какой путь, ведущий к душевному комфорту, ему выбрать.

Через пару часов езды, велодорожка теряется на одной из улиц Сан-Диего. Я опять начинаю опрос граждан, как проехать до Тихуаны. Как назло, попадаются одни приезжие, никто ничего не знает, сами спрашивают, как им пройти туда-то или проехать. Наконец, один мексиканец посоветовал обратиться на «ресепшен» маленькой гостиницы. Милая дамочка, тоже мексиканка, под сотню килограммов весом, посоветовала мне сесть на «тролей» (что-то вроде трамвая из трех больших вагонов) и ехать до самой границы или пересечь центр города, а потом сойти с него, если есть желание, и ехать прямо на велосипеде. Стоимость проезда, кстати, 2,5 доллара.

Остановка рядом, пытаюсь разобраться с маршрутом и с тем, как купить билет, все автоматизировано до безобразия. Представляю США и весь мир через сотню лет: люди вообще перестанут общаться вживую, только по компьютеру или еще по чему-нибудь, что там к этому времени придумают «яйцеголовые». У автомата для продажи билетов скопились люди, чуть ли не со всего света: два чеха, один русский и испанка. Дело не продвигалось, пока к нам не подошел мужичок в потрепанных джинсах, ливанец по национальности, быстренько показавший нам, как купить билеты на нужный «тролей», их там несколько линий. Он быстренько пересказал мне свою жизнь за последние тридцать лет и, узнав, что я - русский, произнес очень четко почти без акцента: «Спасибо, пожалуйста, клевая телка, пошел на х…й». Я оторопел от такого набора фраз и спросил его, откуда у него такие обширные познания русского языка? К сожалению, по-русски он ничего больше не знал, поэтому пришлось снова перейти на английский.

Оказывается, он недавно работал в Лас-Вегасе с парнем из России: «Классный мужик был, учил меня русскому языку, но это очень сложно, поэтому я не все запомнил», - поведал он мне. Представляю, если бы он все запомнил!

Узнав, что я еду в Мексику, он начал пересказывать «страсти-мордасти», про нарко-войну, убийства и прочие «ужасти». Мне все это уже порядком надоело. Американцы просто помешаны на собственной безопасности, да и не только они. Тем не менее, все эти рассказы на меня уже начали действовать отрицательно. Моя сестра, Валентина, в категоричной форме не советовала мне ехать туда. Внук тоже сказал пару слов на эту тему, потом посмотрел на меня и, махнув рукой, засмеялся.

Человек на велосипеде один в неизвестной стране или в сибирской тайге ночью - некоторым это кажется верхом безумия и пренебрежения к собственной жизни и безопасности.

Ладно, я с вами всеми согласен, но спрошу-ка я у мексиканцев, что они думают по этому поводу. Ха-ха-ха!

Мне помогают загрузить велосипед в вагон. Проехав через весь город, выгружаюсь и еду по дороге, ведущей к границе. Через пару часов вижу на склоне горы огромный мексиканский флаг на высокой мачте – это начинается город Тихуана.

После полудня перехожу границу, никаких формальностей: бумаг или документов не спрашивали и не проверяли, таков здесь порядок. Проверять всё это будут только при возвращении из Мексики в США.

Любой турист, прибывший легально в США, может запросто поехать в Мексику без всякой визы сроком до семи дней, хотя никто не считает эти дни, ведь дата пересечения мексиканской границы нигде не регистрируется. Я пару раз приезжал в Тихуану с дочерью и Татьяной, три года назад. Американцы приезжают сюда протезировать и лечить зубы, тут эта процедура стоит намного дешевле, а заодно можно и отдохнуть. Молодежь привлекает возможность побаловаться алкоголем, если тебе не исполнилось 21 год.

Еще светло, я намерен ехать до темноты в сторону Текати и заночевать в ближайшем мотеле. Спрашиваю дорогу у таксиста, он подробно объясняет, как проехать до аэропорта, мимо него идет трасса номер два вдоль всей границы с США, а мне как раз это и нужно. Таксист свободно говорит по-английски, в городе много иностранцев и, особенно, граждан США. Сразу в лоб задаю ему «больной» вопрос.

-Как тут дела обстоят с наркомафией?

-Ты, кто по национальности?

-Русский.

-У вас своя мафия - русская и в Италии тоже, живете же нормально?

-Да, вроде того.

-Ну, так чего спрашиваешь тогда?

-Да в США настращали, вот и спрашиваю.

На этом разговоры про безопасность в Мексике для меня закончились.

Проехав, по городу несколько километров, спешиваюсь и веду своего Мула в крутую гору, впереди почти 200 километров до города Мексикали, из них в гору почти 130 км, так как нужно подняться на высоту более тысячи метров и пересечь хребет под названием Румороса, что в переводе «горы слухов». Неплохая разминка для начала, перед пересечением североамериканского континента с запада на восток.

В полной темноте остановился в очень приличном мотеле. Кровать огромная, душ, телевизор, интернет, внизу гараж, и за все это всего 22 доллара. Мне начинает нравиться Мексика…

Проспал 12 часов кряду. Вот это сон! В 8.30 начинаю движение в сторону Текати. Мне нравятся мексиканские названия: плавные, четкие, звучные и приятные в произношении. Езды - никакой, дорога идет в гору, если и встречается спуск, то не больше полукилометра. Воздух сухой, тепло и солнечно, на небе ни облачка. Постоянно пью воду, пота вообще нет, не смотря на большую нагрузку, испаряется где-то на подходе к верхним слоям кожи. На склонах гор ютятся дома, и почти нет никакой растительности, не представляю, как тут живут летом.

Дорога в две полосы в одном направлении и в две в противоположном, для меня места почти нет, за боковой непрерывной полосой сразу обрыв или трава. Приходится ехать прямо по краю дороги, благо две полосы, и обгоняющий транспорт обходит меня по второй. Иногда, второй полосы нет, и тогда от левого локтя - 30 сантиметров, а это уже экстрим.

Останавливаюсь на завтрак на улице какого-то городишки. Все блюда по 10 песо, чуть больше доллара. Беру парочку «такос», на подносе добавочно редиска, специи, дольки лимона, лук зеленый и лук репчатый, мелко порезанный. Рядом завтракает парень в белой куртке, работающий рядом в аптеке. Зовут его Роберто, хорошо говорит по-английски.

Надо сказать, мексиканцы очень дружелюбны и разговорчивы. Роберто начинает расспрашивать меня о моем путешествии.

- Один едешь? От какой газеты, кто спонсор? Есть ли команда поддержки?

Желает мне счастливого пути и дает свою визитку, просит присылать сообщения и фото.

И вот я снова на дороге. Такого количества дохлых собак на обочинах мне еще не приходилось видеть. Задавленных транспортом собак никто не убирает и, только благодаря сухому воздуху, нет вони от трупов, хотя, иногда, и попахивает не очень приятно, то слева, то справа.

Впереди поворот на платную скоростную дорогу на Текати и Мексикале, решаю попробовать прорваться, вдруг повезет, и тогда можно будет ехать, не беспокоясь за безопасность, так как там очень широкая боковая полоса. Не тут-то было, меня вежливо заворачивают обратно, потеряно почти два часа времени. Возвращаюсь на старую дорогу, слева от меня бредет черный мужик, он тоже уныло катит свой велосипед в гору, голова его в кепи наклоняется при каждом шаге в такт движения - это моя тень. На часы смотреть нет смысла, сколько прошло времени видно по километражу. На велокомпьютере 20 км, значит иду уже четыре часа. Скорость пешего человека 5 км в час, можете не проверять.

«Морду лица», как говорил один мой знакомый припекает справа. Солнце теперь будет всегда справа, на протяжении всего пути до Атлантики. Элементарные подсчеты показывают, что за 45 суток я пробуду на солнце 450 часов, за это время мое лицо может превратиться в печеное яблоко, если не принять меры.

Покупаю воду в местном придорожном магазинчике, продавец за решеткой подает, что попросишь, но в магазин не зайдешь, видно тут грабят понемногу, поэтому прибегают к таким мерам предосторожности.

Вот и первая авария, увиденная мною в Мексике. Одна машина вверх колесами, вторая с разбитой «мордой».

На часах 16.50, солнце ныряет за гору и сразу становится холодно. До Текати еще 10 километров, прохожу, знак «высота 550 метров» над уровнем моря, дыхание немного затруднено, чувствуется высота. «Памперсы» влажные от непрерывной ходьбы, и начинают натирать мне все внизу, терпеть это уже невозможно. Прямо на дороге при свете фар проезжающих автомобилей переодеваюсь в шорты. Граждане мексиканцы, если вы случайно видели мой голый зад на высоте 550 метров над уровнем моря, так это не со зла, и я прошу извинить меня.

Ничего себе адаптация, думаю я, только прилетел с Аляски, совершенно другой климат, а тут еще и сразу в гору. Но, как говорят англичане, «ОЛ ИН». Натягиваю светоотражающий жилет и наблюдаю за поведением приближающегося транспорта, все исправненько меняют полосу заблаговременно.

До Текати осталось совсем ничего, в придачу, начинается склон, и я на хорошей скорости влетаю на освещенную центральную улицу. В ближайшей придорожной забегаловке заглатываю с голодухи парочку то ли «буритос», то ли «такос», то ли что-то другое и запиваю все Кока-колой.

Через полчаса устраиваюсь на ночь в ближайшем мотеле в номере с ванной за 44 долларов, но мне удалось сбить цену до 30 долларов. Заметил приятную для меня вещь: мексиканцы никогда не теряют клиента, всегда пойдут на уступку, а иногда и на значительную. Принял ванну и лёг спать.

День двести сорок первый – двести сорок четвертый. 16.11.2010.

Сегодня, учитывая разницу во времени, исполнилось 92 году моему отцу - Сахнову Николаю Пантелеевичу. При первой же возможности поздравлю его с такой солидной датой. Я всегда шучу по поводу его возраста, что он разорит в конец российский пенсионный фонд, поскольку до сих пор находится в хорошем здравии и ясной памяти.

08.00 покидаю уютный мотель и еду по чистеньким улицам Текати. Город заканчивается, а впереди снова подъём. Сегодня нужно взять высоту в 1200 метров над уровнем моря.

После полудня встречаю одинокого странника, молодого парня, заросшего черной бородой с одеялом на плече, бодро шагающего по обочине дороги. Английского он не знает и жестами просит денег на пропитание, дал ему 2 доллара, на хороший обед хватит. Парень благодарит, кланяется, крестится, и я слышу что-то про святую Мадонну. Посмотрим, чем «ваша» Мадонна поможет мне в ответ. Ведь всегда: и в Сибири, и в Китае, когда я давал пищу или деньги тем, кто остро в этом нуждался в данный момент, то всегда тоже получал помощь, не проходило и двух суток. Мадонна вскоре на самом деле помогла, да еще таким оригинальным способом, но об этом позже.

Дорога очень опасная, так как теперь только две полосы: одна в гору, другая с горы. Посередине двойная сплошная линия. За мной иногда выстраивается по несколько грузовиков, и медленно едут, в ожидании возможности обойти меня. Поражаюсь терпению и солидарности мексиканских дальнобойщиков. Я ведь тоже дальнобойщик, обгоняя меня, машут и показывают два пальца буквой V (Victory).

Попытался ехать по встречной, чтобы видеть, кто на тебя несется c горы, но тут вторая проблема: воздушная подушка, которую гонит перед собой фура на большой скорости, просто останавливает мое движение и даже может сбросить с дороги. Снова перехожу на свою полосу и продолжаю маяться, не езда, а черт знает что. Слева в 100 метрах от меня идет экспресс трасса, она ограждена слева и справа забором из колючей проволоки, и я уже было думал перебросить рюкзак и велосипед через этот забор, но тут увидел впереди въезд с пунктами оплаты на каждой полосе. Делаю еще одну попытку, и на этот раз мне удается проехать, на меня даже никто не обратил внимания. Везде знаки «проезд на велосипеде запрещен», но и бог с ними, со знаками. Помог китайский опыт, когда Ю показал мне, что можно ехать хоть где и ничего за это не будет.

Начинает поламывать виски, наверное, высота уже за тысячу метров не меньше. Опять в полной темноте добираюсь до города Румороса, кстати, и горы, на которые я карабкаюсь, называются тоже Румороса.

После захода солнца стало страшно холодно, наверное, из-за большой высоты. Устраиваюсь на ночь в придорожном мотеле, в номере «колотун», нет обогрева, но взамен стопкой лежат одеяла. Намек ясен - обогрева не будет. Интернет есть, но не принимает пароль, который мне дали на «ресепшэн», что-то с кодированием не так. Спрашиваю девушку, в чем дело, она куда-то звонит и говорит мне «МАНЬЯНА» (завтра). Все ясно, это слово воспето в анекдотах и значит, что интернета мне не видать. Зарываюсь с головой под три одеяла и засыпаю сном праведника, так как завтра через 10 километров от Румороса начнется спуск в долину и, наконец, на время закончится этот затянувшийся подъём.

Стартовал в 9 утра, уже тепло, ночного холода, как не бывало. Правая щека обожжена солнцем, кожа потрескалась и припухла. Намазал детским кремом, стало немного легче, потертости, образовавшиеся из-за постоянной езды в седле, смазываю «Спасателем», кстати, очень эффективная мазь, рекомендую всем, мне тоже, в свое время, порекомендовали, и это уберегло меня от многих проблем, связанных с моим многострадальным задом. Попробуйте проехать в седле 11 тысяч километров и поймете, что это самое главное место на вашем теле на данный период, ну, конечно, после головы.

Утром, перебирая вещи, нашел, пару легких носовых платочков, которые мне подарила мама перед отъездом из Благовещенска, из одного из них сделал маску от солнца. Помог «антарктический» опыт, когда мы делали из многослойной марли маски, чтобы не сгорало лицо, так как в Антарктиде жесткое ультрафиолетовое излучение, и можно запросто получить рак кожи. Помню, как страдал мой старпом, Пшегорский Сергей Павлович, когда проработал на палубе два дня без защиты и получил обширный герпес, который покрыл его губы сплошной желтой коркой. Ничего подобного я не видел раньше, когда человек даже не может улыбнуться, а не то, что говорить или есть. Каждое неосторожное движение мускулами лица вызывает адскую боль и кровотечение.

Кормили его манной кашкой через трубочку целую неделю. Меня некому кормить через трубочку, так что маска и крем для губ помогут избежать солнечных ожогов, а так же, как следствие, и потерю иммунитета.

Через десять километров от городка Руморосса начинается спуск вниз в долину к высохшему дну озера под названием «Laguna Salada». Прохожу отметку 1210 метров и лечу вниз по извилистой горной дороге. Движение односторонне, встречная дорога проходит где-то в стороне, и ее, пока, не видно. Красота невообразимая, погода теплая и на небе не облачка. Меня обгоняет несколько машин, а потом я еду один вниз и стараюсь не нарушать скорость 40 км/час, как предписано знаками. Стоит отпустить тормоза, как через пару минут разгоняешься до 50 км/час, а то и более, что уже очень опасно. Часто останавливаюсь и делаю снимки. Внизу в ущельях валяются остовы автомобилей, иногда целые завалы из десятка корпусов, а то и более. Я знаю, что их периодически оттуда вытаскивают на тросах лебедками, а то там бы их было уже сотни, наверняка…

Через час заканчиваю спуск в долину, он получается почти 20 км, немного не дотянул до моего рекорда по длительности спуска с Уральских гор, там было - 24 км. В долине попадаю в руки солдат в камуфляжной форме, которые досматривают багаж и грузы, идущие в сторону Тихуаны на предмет наркотиков. Я еду в противоположном направлении, но меня досматривают, почему-то, с особенной тщательностью, документов не спрашивают. Ничего не найдя, отпускают с богом, и я еще долго еду потом вдоль очереди на досмотр, в которой, по моим подсчетам, около ста грузовиков. Ехать приятно, ведь скоро отдых в Мексикали, до него осталось около 30 километров.

Через час проезжаю поворот на термальные источники, в конце высохшего озера…

За час до захода солнца прикатываю в Мексикали и останавливаюсь в мотеле за 18 долларов. С интернетом тут та же история, «маньяна» говорят мне снова…

Начал собираться в дорогу утром в 6 утра, а выехал только в десять… Позавтракал прямо около дороги и поехал в городок с красивым названием Сан Луис Рио Колорадо.

Попутный ветерок, хорошая дорога. Плоская равнина, по обеим сторонам дороги хлопковые поля и пашни. Совершенно неожиданные изменения, а объясняется все очень просто: есть вода, рядом протекает река Колорадо.

Приехал в 4 вечера, еще до захода солнца. Остановился в мотеле...

Выезжаю из Сан-Луиса в 07.30. Потихоньку набираю форму: уже раньше встаю и кручу педали от восхода до заката, а то и дольше. До ближайшего города «SONOYTA» 200 км. Хочу пройти это расстояние за два дня, но сразу попадаю под встречный ветер, и скорость моя падает до 10 км в час. Так всегда: закончились горы, начался встречный ветер, закончится ветер, начнется бездорожье или еще что-нибудь.

На выезде из города та же история, как и везде - солдаты «шманают» весь транспорт, идущий в направлении Тихуаны. По всему видно, что направление перевозки наркотиков идет к городам, расположенным на побережье Тихого океана, где больше населения и лучше сбыт. Существует также и морская доставка в другие страны региона и, особенно, в США. Меня уже не трогают, и я спокойно проезжаю мимо.

Слева от дороги появился металлический забор, примерно, 4 метра высотой, между столбами натянута металлическая сетка: «граница Мексика-США». Американцы угрохали массу денег на этот забор, а нелегалы, как ходили через границу, так и ходят, только платить проводникам (они называются «КОЙОТЫ») стали больше вот и все. Тем более, технически перебраться через него не сложно, я думаю.

Подъезжаю к забору на 15 метров и делаю снимки, вдоль забора с американской стороны идет грунтовая дорога. Может, это совпадение, но через 5 минут на дороге появляется патрульная машина и едет параллельно со мной еще минут десять, затем останавливается, и я уезжаю вперед. Скорее всего, забор обвешен системами слежения, не иначе.

Покупаю теплое одеяло на заправке, чувствую, сегодня до мотеля не дотяну, ночью очень холодно, а ночевать придется в пустыне. Ветер с юга сильный, порывы хлещут мне прямо в правый борт, этого достаточно, чтобы тормозить меня, так как у меня очень большая парусность: я, велорюкзак и велосипед. Воздух влажный, так как дует со стороны Калифорнийского залива, он справа от меня примерно в 50 километрах по прямой.

Еду по территории заповедника, кругом пустыня от горизонта до горизонта. Песок, кактусы - своеобразная красота. Слева американский пограничный забор неустанно следует за мной. Он, иногда, упирается в холмы и прерывается, а, иногда, отваливает влево и вообще исчезает. Местами идет реконструкция дороги, и тогда я еду по грунтовке. По пути встречаются парковки, в основном, брошенные, а, иногда, и бензоколонки, владельцы которых, скорее всего, разорились уже давно. Движение на дороге не очень сильное, и потому можно немного расслабиться. Машины все производства США, примерно, как у нас в Приморском крае, 90 % авто японского производства…

На закате приближаюсь к цепи гор, дорога ныряет в ущелье, солнце падает за горизонт, и сразу становится холодно. За сутки прошел 79 км, а до Саноита еще 130 км пути, надо где-то заночевать.

Перед входом в ущелье справа от дороги большая парковка, слава богу работающая. Никакой еды не продают, только воду и дрянной растворимый кофе, как у нас в Сибири. За столом две дамы: помоложе и постарше. Младшая, лет тридцати, насилу запихала свой полный зад в джинсы, которые вот-вот лопнут от натуги. Надо сказать, что обычная мексиканская еда делает местных женщин к тридцати годам похожими на сдобную булку, так что талию можно делать, где угодно. Ехать дальше уже не могу, устал бороться с ветром и прошу переночевать рядом с «кафешкой» в палатке, но мексиканки меня не понимают, тогда мне на помощь приходит молодой парень, водитель грузовика, хорошо говорящий по-английски. Переводит мою просьбу, тогда старшая дама согласно кивает и показывает на небольшой домик с крестом на крыше - это маленькая церковь с изображениями святой Мадонны и прочих испанских святых внутри. Водитель берет ключ и зачем-то метлу, затем мы идем в церквушку. Он открывает решетку, и стайка птичек вылетает из помещения. Внутри алтарь с лампадками, пол завален сухим птичьим пометом, наверное, туда не заходили целую вечность. Парень начисто прометает пол и приглашает меня располагаться вместе с велосипедом. Я в недоумении.

-Что, можно здесь спать у алтаря?

-Да, конечно. Мадонна добрая, она всем помогает, - говорит водитель, - спокойной ночи.

Ставлю палатку. В церкви тепло, за стенами уже ночь. Слышны завывания ветра. Засыпаю под рев двигателей, исходящий от дороги. Вспоминаю странника, которому два дня назад дал на пропитание пару долларов - все вернулось. Спасибо, Мадонна!...

Сахнов Сергей